Образ Александра Невского в живописи

Авторы статьи:

* все мультимедийные источники (изображения, видеофрагменты и т.д.) взяты из открытых источников

Александр Невский – великий князь, навеки вошедший в историю как спаситель Руси, а в народное сознание – как ее святой защитник и небесный покровитель. Самые ранние изображения Александра Невского, дошедшие до нас, относятся к середине XVI в., ко времени канонизации при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 г. Существуют два варианта иконографии святого — в монашеских и княжеских одеждах — они появились одновременно.

С одной стороны, по общерусской иконографической традиции XVI- XVII вв., в изображении Александра Невского опирались на местную традицию Богородичного Рождественского монастыря во Владимире (где князь Александр был похоронен и со второй половины XIII в. почитался как местный святой). С другой же стороны, общерусская традиция опиралась и на современные ей литературные произведения данного периода о нем, когда идеал князя-монаха вполне соответствовал представлению московских митрополитов о высоте монашества и его превосходстве над «царством», когда вместо таких черт Александра, как храбрость и мужество в борьбе за Русскую землю, на первый план выходят святость и безупречность его поведения как христианина [1].

Впрочем, существовала и другая традиция, где князь Александр изображался в княжеской одежде, как князь-воин. Таким его можно увидеть на стенных росписях столпов Благовещенского и Архангельского, и некоторых других соборов [2], на книжных миниатюрах Московского летописного свода середины XVI в. и Титулярника 1672 г. Выбор традиции зависел лишь от того, какие задачи преследовал художник: изобразить Александра Невского как великого князя, защитника Русских земель, либо как монаха-схимника.

Великий князь Ярослав Всеволодович. Портрет из «Титулярника» 1672 г.

Во время правления Петра I произошли значительные перемены в характере изображения князя Александра Невского: отныне он стал общенациональным святым. 15 июня 1724 г. указом Синода запрещалось изображать князя в монашеской одежде, а писать его образ в великокняжеской.

В XVIII–XIX вв. образ святого князя довольно сильно изменяется. Здесь распространяется и становится господствующим иконографический тип святого Александра Невского «в княжеской одежде или в горностаевой мантии, в латах (металлических доспехах, броне), с лентой своего ордена через плечо, в царской короне или в шапке из горностаевого меха с крестом, с нимбом над головой, верхом на коне и с мечом в левой руке, нередко на фоне Невы, Петропавловской крепости, планов Петербурга, Свято-Троицкого собора Александро-Невского монастыря»[3]. Зачастую происходит факт искажение исторической правды, т.к. он изображается в одеянии, не характерном для его времени и эпохи.

В XIX в. иконопись всецело становится привилегией живописи и за ее качество отвечает Академия художеств, применяя к ней художественные требования, а не богословские. Если до этого в иконе ценились такие качества, как неотмирность, выражавшаяся в изображении иконоплоти и лика, то теперь подчеркивалась красота обычного человека, божественное подменялось человеческим. Меняется поступь святого, она теперь устойчива, а ранее он словно парил, чуть касаясь земли.

Так же, в XIX в. в светском искусстве было создано множество живописных полотен и произведений монументальной живописи, которые обогатили иконографию образа Александра Невского. Например, К. П. Брюллов выполнил роспись Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, где одной из ключевых стала композиция «Александр Невский и Исаакий Далматский» в главном куполе собора. В 1860-1866 гг. художником Ф. А. Моллером была выполнена работа по украшению Александровского зала Большого Кремлёвского дворца. Здесь были выбраны сюжеты, показывающие важнейшие события в жизни великого князя: «Обручение Александра Невского с дочерью князя Брячислава Полоцкого» (рис. 1), «Видение Пелгуя» (рис.2), «Александр Невский побеждает ярла Биргера на реке Ижоре» (рис.3), «Шествие Александра Невского во Псков» (рис. 4) и т.д. В данных работах князь Александр предстаёт в образе воина, защитника, на нём русские княжеские одежды, кольчуга, мантия, шлем. Во многом обращение к такому типу иконографии объясняется тем, что в то время возвращается интерес к русской истории, былинам, героям. В связи с этим, в 1860-е гг. в Петербурге создаётся Этнографическое общество и Общество древнерусского искусства, где художники, писатели все больше начали интересоваться русской культурой, изучать былинный богатырский эпос. Такое веяние нашло отражение и в образе Александра Невского.

Так, художник А. Д. Кившенко в работе «Невская битва. Александр Невский наносит рану в лицо Биргеру» (рис.5), изображает князя русским воином, богатырем, в разгар сражения, лицо его полно решительности и отваги. В. М. Васнецов, в конце XIX в. выполнив изображение Александра Невского для иконостаса Владимирского собора в Киеве (рис.6), предал ему другой, «васнецовский» тип образа. Несмотря на то, что на князе Александре сохранен нимб, он выглядит очень реалистичным, приземленным. На изображении он благочестиво склонив голову, пребывает в молитве и словно погружён в думу. Правой рукой князь прижимает к груди меч, левой держит великокняжеский стяг. Признаком «русского стиля» в данном образе, существовавшим как одно из направлений в искусстве того времени, является орнаментальность, которая отсылает зрителя к узорочью древнерусского искусства.

В начале 20 века в иконографии популяризируется образ Александра Невского «молящегося». После двух революций и установившегося светского государства иконопись – как искусство, уходит на периферию. На первый план выходят мастера народных художественных промыслов, таких как Палеха и Федоскина. В работах палешан Александр Невский приобретает внешность прекрасного сказочного принца, оставаясь при том умелым воином и защитником Отечества.

В период Великой Отечественной войны образ Александра Невского стал востребован как никогда. Сильный воин, победитель немцев, он вдохновлял художников, солдат и простых обывателей. Образ Невского активно используется в плакатном творчестве. Рисунок Кукрыниксов, иллюстрирующих текст С.Я. Маршака «Бьёмся мы здорово, колем отчаянно – внуки Суворова, дети Чапаева» (1941г.) (рис. 7), В.С. Иванова и О.К. Буровой «Кто с мечом к нам войдёт, от меча и погибнет!» (1941г.) (рис. 8), В.А. Серова «Били, бьём и будем бить» (1941г.) (рис.9). На этих полотнах Александр Невский изображается в пылу битвы, несущийся громить врагов, параллельно делается сравнение с советскими солдатами, столь же храбро защищающими свою Родину.

Но и традиционная живопись не обошла фигуру новгородского князя. В тяжелый 1941 года Николай Константинович Рерих точно подмечает в своих дневниковых записках: «Живы в памяти герои – Кутузов, Суворов, Минин, Пожарский, Александр Невский, сам Сергий Радонежский, великий наставник народа, — все, положившие жизнь свою во благо Родины». К 1942 году Рерих создал картину «Александр Невский» стилистически близкую к его «Гималайскому циклу». Контрастирующее сочетание целой палитры цветов: жёлтых, фиолетовых, голубых, розовых, зелёных; создает композицию суровой и величественной природы вокруг князя. Сам Невский изображен усталым воином, идущим со своим войском после тяжелой битвы, что во много отражает усталость от войны, близкую тому времени.

Тогда же создаются полотна Владимира Александровича Серова (1910-1968) «Ледовое побоище» (1942г.) (рис. 10) и «Въезд Александра Невского в город Псков после Ледового побоища» (1945г.) (рис. 11). На первой Александр Невский восседает на коне в пылу битвы, оглядывается на своих соратников. Перед зрителем предстает грандиозная битва, толпы людей, тысяча эмоций и движений, композиция по своему строю и серебристому колориту напоминает исторические полотна Василия Ивановича Сурикова. Вторая картина — «Въезд Александра Невского в город Псков после Ледового побоища» — вдохновляется картиной Г.И. Угрюмова, переводя его сюжет на реалистические рельсы. Здесь князь молод и силён, вместе с ним движется его войско – они победители, их встречают счастливые горожане, событийный сюжет очень напоминает римский триумф.

Эталонным стал образ Александра Невского на полотне из центральной части триптиха Павла Дмитриевича Корина. «Александр Невский» (1942 г.) (рис.12) соединил разнообразные художественные традиции из области парадного портрета, монументальной живописи и иконы. Невский изображен в полный рост, благодаря особенности композиции (низкому горизонту), он походит на исполина, что как щит вздымается над Родиной. В цветовой палитре выделяются поблёскивающие металлические латы, контрастирующие с чёрным подбоем плаща. Меч крепко лежит в руке князя, в любой момент готовый обрушиться на врага. Спустя десять лет П.Д. Корин создал ещё один образ Александра Невского для московской станции метро «Комсомольская — кольцевая» (рис. 13).

Первое десятилетие послевоенного период не принесло новых ярких образов князя. Новый виток интереса к фигуре Александра Невского появляется в конце ХХ — начале ХХI вв. В 1983 г. создается полотно Сергея Николаевича Присекина «Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет». В громадной композиции задействовано более 150 действующих лиц. Общая динамика картины вступает в противоречие со статикой каждой отдельной фигуры. Александр Невский написан верхом на коне, но его туловище и плечи обращены прямо на зрителя, а шея коня находится за его спиной.

Сергей Николаевич Присекин. Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет. 1983 г.

В 90-е годы XX века прогремела работа А.К. Быстрова «Битва Александра Невского с тевтонскими рыцарями» (1990г.). Изображенный в центре мозаики Александр Невский сражается с врагами, он силён и воинственен. Интересным является подход в творчестве Павла Рыженко. В 2008-2009 гг. художник создал триптих «Солнце земли Русской», в который вошли сюжеты «Невская битва», «Сартак». На картине «Невская битва» князь опять в образе воина, только что одержавшего победу. Он сидит у реки, взгляд его устремлён на шведское судно, на котором находится алтарь. Лицо воинственно, полно злобы. Это подчёркивается тем, что грамотой с печатью ярла Биргера он вытирает окровавленный меч.

А.К. Быстров. Битва Александра Невского с тевтонскими рыцарями. 1990 г.

На другой картине «Сартак» Александр находится в Орде вместе с Сартаком, сыном хана. Здесь князь выглядит уставшим, постаревшим, он безоружен и совсем не воинственен. Он о чём-то думает. Художник описывает сюжет таким образом: «…Великий князь Александр Невский умел побеждать своих врагов не только и не столько мечом, но любовью и силой убеждения. Так он и победил татарского князя Сартака». Считается, что Сартак под воздействием Александра Невского принял христианство. Мы не можем считать этот факт абсолютно достоверным, но в сюжете картины главенствующую роль играет не историчность, а стремление показать разносторонность князя, эволюцию от жаждущего крови воина до мудрого наставника.

Павел Рыженко. Сартак. 2008-2009 гг.

Из последних значимых культурных мероприятий, в 2010 году, к 65-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне, в Санкт-Петербурге прошла выставка плаката «Святые воины, небесные покровители Российских столиц», на которой были представлены работы молодых художников Ивана Попова, Михаила Молякова, Василия Чернобылова, Елены Петрусенко, Алексея Куликова, посвящённые Александру Невскому.

Святые воины, небесные покровители Российских столиц — один из экспонатов выставки.

Начало ХХI в. отличается более глубоким подходом к трактовке образа Александра Невского. Живописцы стремятся углубить его, но не как символ, а как личность, представить возможный ход мыслей и действий. Для этого периода также характерно возрождение православных традиций в иконописи и в иконографии образа Александра Невского, отход от исключительно воинской трактовки типажа.

Список источников и литературы

  1. Бегунов Ю.К. Александр Невский: монография. М.: Яуза; Эксмо, 2009, с. 313
  2. Успенский А.И. Стенопись Благовещенского собора в Москве (по поводу реставрации 1884 года.) М., 1909, с. 174
  3. Соколов А.Н. Святой витязь земли русской: святость жизни благоверного великого князя Александра Ярославича Невского / митрофорный протоиерей Александр Соколов. — Нижний Новгород, 2008, с. 242.

Комментарии

Добавить комментарий